Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Периоды [30]
Начальники [17]
Преподаватели [16]
Выпускники [2700]
Династии [1]
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Понедельник, 01.05.2017, 06:11ГлавнаяРегистрацияВход
Школы военных инженеров в 1701-1960 годах
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Училищe » Выпускники

Кайданов Б.А.
КАЙДАНОВ

Борис Александрович

(1888 – 1977)

 

Русский и советский военный инженер
Воспитатель и преподаватель

Доцент

Полковник
Командир взвода курсантов НИУ
Командир батальона курсантов ПВИТ
Преподаватель
 
Сын Александра Ивановича – выпускника Царскосельского лицея (1835), чиновника 10 класса, письмоводителя канцелярии комитета министров, титулярного советника в отставке. Внук Ивана Кузьмича (2.2.1782 – 9.9.1845) – преподавателя истории, географии и статистики, заслуженного профессора истории Царскосельского лицея (1811-41), автора ряда учебников по истории, член-корреспондента Императорской Академии наук (с 1826). Из дворян.
Получил свидетельство Либавской гимназии о специальном испытании на звание учителя начальных училищ.
Помощник классного наставника Терийокского реального училища, открытого (8.1913). Вел также уроки гимнастики.

1916 – окончил Николаевское ИУ. Оставлен для прохождения службы в Училище.

Младший офицер Николаевского ИУ.
1918 – перешел на сторону новой власти.
Служил в Петроградском ВИТ.
Командир взвода курсантов.
Командир роты курсантов.
Командир батальона курсантов.
Участник Гражданской войны.
1919 – руководил действиями взвода в тяжелых боях против белофиннов, потери взвода 10 курсантов.

«Роту нашего училища возглавлял Костя Дружинин, а я у него был заместителем, и даже одно время мне самому пришлось командовать ротой

Сколько себя помню, всегда считали меня белой вороной. В двадцатые годы хоть и посылали изредка на фронт, но все больше норовили использовать по хозяйственной части. Дважды посылали во главе продотряда то на Урал, то в Сибирь за хлебом. За спиной всегда чувствовались недоверчивые взгляды партийных активистов. Не давало им всем покоя мое дворянское происхождение, служба в царской армии. Воспользовавшись удобным случаем, я даже в партию подал, чтобы увереннее себя чувствовать. Долго разбирались с моим прошлым, но все же приняли. Вот только партстаж мой был короткий: за первую же провинность вскоре и вытурили». Б.А. Кайданов.
Демобилизовался после Гражданской войны, преподавал в учебных заведениях Ленинграда.
С началом Великой Отечественной войны возвращается в Ленинградское КВИУ им. А.А. Жданова.

Преподаватель математики и противохимической подготовки.

«Я ведь тогда из Ленинграда вместе с Училищем в Кострому эвакуировался. В августе 1941 года это было. До эвакуации Училище привлекалось к выполнению сразу нескольких ответственных задач: оборудованию Лужского укрепрайона, маскировке крупных промышленных объектов Ленинграда, эвакуации Государственного Эрмитажа». Б.А. Кайданов.

За создание учебника «Курс высшей математики для инженерных войск» присвоено ученое звание доцент.
Награжден медалью «За боевые заслуги» (1968).
Умер и похоронен в Ленинграде.

 

Источники информации

1. Под общей редакцией Жигайло В.В. Старейшее инженерное. Исторический очерк. – Калининград: «Калининградская правда», 1978.

2. Под редакцией В.В. Жигайло. Школа военных инженеров. – М.: Воениздат, 1980.

3. Кичатов Ф.З. Зарубки на память: история инженерных войск в знаменательных датах, цифрах и фактах. – Калининград: КВИОЛКУ ИВ, 1991.

 

Брюховецкий Р.И.

 

Б.А. Кайданов о Кронштадтском мятеже

(Запись Ф.З. Кичатова от 1976 г.)

 

- Как-то Вы говорили, что участвовали в подавлении Кронштадтского мятежа. В Истории училища, издания 1928 года, об этом написано очень мало. Что это был за мятеж, кто его поднял? Меня поразило то, что за время всех боев, училище потеряло только одного курсанта.

- Да не мятеж это был вовсе, батенька ты мой, а самое настоящее восстание рабочих Питера и кронштадтских солдат и матросов против большевиков. Лозунг восставших так и гласил: «За Советы без большевиков!».

- Постойте, постойте, о каких рабочих, солдатах и матросах вы говорите, когда везде пишут, что там были меньшевики, эсэры и анархисты, поддерживаемые империалистами?

- Это так историки написали. Как им велели, так они и написали. А попробовали бы написать правду! На самом-то деле, батенька ты мой, все было совсем иначе. И началось-то все не в Кронштадте, а в Питере. Кронштадт был трагическим апофеозом петроградских событий.

Кайданов задумался и, потрепав свои седые усы, пошел проверить, закрыта ли входная дверь. Я глянул на часы: было уже около одиннадцати вечера. Пора бы уже и честь знать, но начатый Борисом Александровичем рассказ так заинтересовал меня, что я решил: будь что будет, а я не тронусь с места, пока не дослушаю эту историю до конца. Вернувшись, он продолжал:

- Еще в конце 1920 года многих питерских рабочих направили на фронт. В городе начался экономический хаос. Пропало электричество, топливо. Остановилось около сотни заводов. Была введена трудовая повинность. Всех подряд стали привлекать насильно к труду. Слово даже такое появилось – «трудармейцы». На тех заводах, которые еще работали, начались забастовки. Их тут же назвали «волынками». Не могло, видите ли, на социалистических предприятиях быть забастовок. За экономическими требованиями бастующих появились и политические. В конце февраля начались демонстрации рабочих. Стали разоружать караулы, требовать освобождения из тюрем политических заключенных.

- Чем же в это время занималось училище? – с нетерпением спросил я.

- Да все курсанты Петрограда были брошены на волынщиков. Так называли бастующих рабочих. В том числе и наше училище. Собрали во дворе Инженерного замка общий митинг, приняли революционную резолюцию, в которой предупреждали рабочих, что в случае неповиновения советской власти, курсанты применят оружие. Правительство тогда не на шутку испугалось. Было объявлено осадное положение, появились чрезвычайные тройки, восстановлены отряды особого назначения. На перекрестках улиц появились броневики. Все мосты через Неву развели, лед взломали ледоколами. Но этого показалось мало. Все ненадежные воинские части в спешном порядке были направлены на юг, чтобы не допустить контакта их с бастующими рабочими. В Питер вызвали свежие подкрепления с востока. Училище было направлено на охрану правительственных зданий, в том числе и Смольного. Часть курсантов патрулировали по городу. Приказ был один: вылавливать всех подозрительных и праздношатающихся и передавать их чрезвычайным тройкам.

- Почему же рабочие не договорились с армией и флотом выступить вместе?

- Видишь ли, голубчик, рабочие хотели, да слишком поздно сообразили. А когда до них дошло, в Питере уже не было ни одной воинской части, которая бы пошла с ними. Тогда-то они и послали свою делегацию в Кронштадт: флот-то никуда не спрячешь. Он привязан к кораблям, которые стоят, вмерзшие в лед. Пока солдаты и матросы судили-рядили, время было упущено. Кронштадт взбунтовался только 1 марта. Там серьезно взялись за дело, а большевики уже 8 марта предприняли первый штурм. Училищу тогда было поставлено сразу две задачи: ротой Зюкина штурмовать форт № 7, а остальным – обеспечивать связь по всему фронту. Вся эта затея провалилась, хотя форт все-таки взяли. Правда, там практически не было никакого сопротивления. Начали готовить второй штурм. Стали стягивать к побережью все вновь прибывшие в Питер части, и 16 марта вновь двинули их на лед. Началось все ночью, а утром, вдобавок, сильный туман был, который позволил скрытно подойти к самым стенам фортов. Но только немногие дошли до них: часть солдат и курсантов провалилась в майны, образованные снарядами, и нашли упокоение на дне залива, другие, контуженные и раненые, оставались на льду, пока не замерзли. 17 марта наступил момент, когда наступающие уже не могли наступать, а у обороняющихся, хотя еще и оставалось достаточно много пороха в пороховницах, сильно ослабел дух, особенно у командного состава линейных кораблей. С них-то и началось паническое бегство. Увидев приближающийся к ним конный отряд, для уничтожения которого достаточно было бы одного выстрела главного калибра, они в панике драпанули к финской границе. За ними последовал и штаб восстания. А дальше уже было дело техники. 18 марта все было закончено. Правда, настоящее истребление мятежников началось немного позже. Сколько было расстреляно, сколько заключено в концлагеря – одному богу известно.

- Правда ли, что за участие в этой мясорубке 16 командиров и курсантов училища были награждены орденами Красного Знамени?

         - Да, конечно. Насколько я помню, среди них были Зюкин, Королев, Германович, Микельсон, Жуков ... остальных не припомню. А училище награждено Почетным Революционным Красным Знаменем ВЦИК. Позор и еще раз позор!
 
Категория: Выпускники | Добавил: 2051 (16.03.2010)
Просмотров: 767
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Создать бесплатный сайт с uCozCopyright ВОЛЬВАКОВЦЫ © 2017